Баннер
Баннер
 
 
 
 
Главная За гранью правового поля Россия-США: Крымский кризис
 
Россия-США: Крымский кризис

Россия - США: Крымский кризис

09.03.2014 г.   Валерий Михайлин

Российско-американские отношения продолжают стремительно ухудшаться. В воскресенье, 9 марта, стало известно, что госсекретарь США Джон Керри фактически поставил дипломатический ультиматум главе российского МИДа Сергею Лаврову. В телефонном разговоре, сообщает Reuters со ссылкой на источник в американском Госдепартаменте, «Керри дал понять, что если военная эскалация и провокации в Крыму или где-либо еще на Украине будет продолжена, если не будут оставлены попытки присоединить Крым к России, то все это не оставит никакого пространства для дипломатии».

В тот же день британская Mirror сообщила, что премьер Великобритании Дэвид Кэмерон и президент США Барак Обама сошлись во мнении, что готовящийся в Крыму референдум нелегитимен. «Любая попытка легитимировать его обернется новыми последствиями для России», – заявил представитель офиса британского премьера.

Можно предположить, что оба этих сигнала связаны. И что речь идет о том, чтобы пойти на ряд мер воздействия на Россию (те самые «новые последствия»), которые будут лежать уже вне дипломатического пространства.

Надо думать, и Россия, в случае применения подобных мер, в долгу не останется. Неслучайно в субботу, 8 марта, появилась информация, что в российском военном ведомстве прорабатывается вопрос о приостановлении приема инспекционных групп в рамках обязательств по Договору о СНВ и Венскому документу 2011 года. «На этот шаг мы готовы пойти в ответ на заявления Пентагона о приостановлении сотрудничества между военными ведомствами России и США», - заявил агентству «Интерфакс» высокопоставленный военно-дипломатический источник в Минобороны России.

Источник пояснил, что «поскольку такие инспекции являются мерой доверия, то в условиях фактически объявленных санкций со стороны США нормальных регулярных двухсторонних контактов по соблюдению договоров быть не может». И подчеркнул: «необоснованные угрозы России со стороны США и НАТО в отношении ее украинской политики рассматриваются нами как недружественный жест, и позволяют объявить форс-мажорные обстоятельства».

Мы попытались разобраться, как могут выглядеть сценарии внедипломатического урегулирования крымского кризиса, как скажутся «форс-мажорные обстоятельства» на отношениях США-Россия, и опросили для этого наших экспертов.

 Леонид Ивашов, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем:

 – Американцы, по сути, признают, что за сменой власти на Украине – это называется в спецслужбах США операцией по стабилизации – стоят именно они. Точнее, что они организовали операцию на Украине, и теперь проигрывают ее вчистую.

Между тем, сегодня внутри США встает вопрос об ответственности за этот провал. Естественно, республиканцы используют этот момент в своих политических целях, и могут даже поставить вопрос об импичменте Бараку Обаме. В этих условиях администрация демократов должна проявить решительность, и показать, что не соглашается с проигрышем. Именно поэтому мы слышим жесткие заявления со стороны США.

Когда американцы говорят, что их грядущие действия будут за пределами дипломатии, можно предположить, что они заморозят дипотношения с Россией, возможно, отзовут своего посла, и тем самым заставят и нашего поста1 в США убыть в Россию. А дальше в ход пойдет дипломатия канонерок. Скорее всего, Штаты будут наращивать группировку военных кораблей в Черном море, но до серьезного конфликта – тем более, военного столкновения – дело не дойдет.

Такую политику – военно-политического и экономического давления на Россию – американцы будут проводить до следующих президентских выборов 2016 года. Думаю, демократы эти выборы проиграют, а республиканцы будут заявлять, что намерены действовать в отношении с Россией с позиций силы, как во время предвыборной гонки, так и какое-то время после избрания нового президента США.

На мой взгляд, России сегодня не стоит дожидаться, когда американцы начнут проводить эту линию. Нам нужно оперативно организовать политико-дипломатическое наступление на Америку. Я считаю, что озвученные угрозы – и со стороны Кэрри, и со стороны Кэмерона –  уже являются предметом для обсуждения в Совете Безопасности ООН, и могут быть включены в повестку заседания об угрозе международному миру. На этом заседании и следует обсуждать вопросы демократического выбора народов, приводить в пример Косово, и т.д.

Причем, России нужно наступать на разных направлениях: активно работать с Китаем, Индией, Ираном, Турцией, Латинской Америкой. Нам нужно получать широкую международную, мировую поддержку – и контратаковать американцев, чтобы заставить их отказаться от планов наращивания давления на Россию.

– Минобороны РФ, как сообщают, может приостановить прием инспекций в рамках договора о СНВ. Это эффективная мера?

– Для противодействия США необходим комплексный подход. Следует заморозить отношения в рамках постоянного Совета Россия-НАТО, вообще прекратить всякое двустороннее военное сотрудничество с американцами – кроме ущерба, оно России ничего не приносит. Нам стоит активизировать деятельность в рамках ОБСЕ, и ставить вопрос об угрозе фашизма в Европе, а также активизировать расследование событий на Украине, и роли в них США, даже если для этого потребуется рассекретить соответствующие данные нашей разведки – таковые наверняка имеются.

На деле, у США нет никаких оснований, чтобы лезть из-за океана в наше постсоветское пространство, и этому надо решительно воспрепятствовать. Главное – не сгибаться и не пугаться, и мир завтра будет другим. Если Россия поддержит волю населения Крыма, по международным позициям США будет нанесен ощутимый удар.

– Вы говорите, американцы будут наращивать корабельную группировку в Черном море. Они попытаются подойти к Севастополю, почему вы уверены, что до силовых стычек не дойдет?

– Провокации всегда возможны, и американцы в них большие специалисты. Но большой войны не будет. Американская территория по своей высокой уязвимости – говорю об этом как профессионал – не сопоставима с российской. Нам достаточно держать территорию США под прицелом, и показывать, что если Штаты пойдут на вооруженную провокацию, с нашей стороны последует адекватный ответ. Американцы привыкли воевать на чужих театрах военных действий, да еще чужими руками. Поэтому угроза прямого воздействия на территорию США подействует на американцев, я считаю, отрезвляюще.

 Сергей Ознобищев, заведующий сектором военно-политического анализа Института мировой экономики и международных отношений РАН, профессор МГИМО(У) МИД РФ:

 – В Крыму мы столкнулись с американцами не из-за территории, а из-за принципов ведения дел на международной арене. Юридические оценки происходящего разнятся, и в этом нет ничего удивительного: международное право нельзя принимать за аксиому. Можно сказать, правда есть и на одной, и на другой стороне. На одной – сомнительная легитимность принятия решений в Киеве, на другой – неполная легитимность происходящего в Крыму. В этой ситуации говорить, что кто-то из сторон абсолютно прав, невозможно.

Россия все же ближе к тому, чтобы в крымском вопросе пойти на принцип. Это – политическая реальность. Тем не менее, я верю, что у сторон хватит государственной мудрости, чтобы затормозить и приостановить негативное развитие событий.

Что именно собираются дальше делать Соединенные Штаты, пока остается за кадром. Ясно одно: когда обсуждение проблемы прекращается на политико-экономическом уровне, в дело вступают иные меры. Поэтому, как ни важен Крым для нас с культурно-исторических позиций, как ни важен факт происходящего там с точки зрения западных подходов, и их понимания права, думаю, это не тот случай, когда стоит играть без ограничения ставок.

Другое дело, что происходящее сегодня на Украине говорилось1 – давно и загодя – западной стороной. Именно Запад создавал ощущение, что мнение и интересы России больше не учитываются, и не принимаются во внимание. Это продолжалось десятилетиями. По каждой конкретной ситуации (например, расширению НАТО на Восток) можно спорить, но важно было этого ощущения не создавать в принципе. Нужно было вместо формалистического подхода, который Запад взял за основу во взаимоотношениях с Россией, переходить к созданию механизма партнерских отношений. К сожалению, такого механизма создано не было, и в этом – огромная вина Запада.

Думаю, каждой из сторон сегодня стоит успокоиться, и попытаться прийти к общему знаменателю. Это все еще возможно, какой бы критической ситуацией не казалась.

– Если говорить о негативных сценариях – какими они могут быть?

– Мы можем отозвать своего посла из США. 4 марта на пресс-конференции в Ново-Огарево Владимир Путин сказал, что это «крайняя мера», но она может быть использована в случае необходимости. «Мне бы очень не хотелось этого делать», - отметил тогда глава государства. С моей точки зрения, отзыв посла был бы в данной ситуации самым неправильным шагом: даже во времена Карибского кризиса российский и американский послы были на своих постах, и во многом способствовали выходу из серьезной конфликтной ситуации.

Мы также можем выйти из договора по СНВ. Этот шаг, возможно, будет кем-то в России воспринят на ура, но на деле, договор сокращает, прежде всего, численность американских носителей. Выход из него будет носить характер чисто демонстрационный, но при этом представлять угрозу для нашей страны. Он снимает всякие ограничения с американской стороны, а технологические заделы и финансовые ресурсы США несопоставимы с российскими. Это тоже реальность, с которой надо считаться.

– Украинский кризис сопоставим с Карибским?

– Пока что нет, и, надеюсь, до масштабов Карибского кризиса не разовьется. Главное отличие – нет двух противоборствующих систем, капитализма и социализма. Корень нынешнего противостояния лежит в причинах, скорее, субъективного характера.

– Можно ли сказать, что в нынешней ситуации условием перезагрузки российско-американских отношений является сдача Крыма?

– Сдача чего и кому? Речь идет, напомню, не о всесоюзной здравнице Крым, а о части суверенной Украины, какой бы плохой она ни была. Речь идет о праве наций на самоопределение, о том, какое мнение на референдуме выразит часть украинского населения, и как это мнение будет поддержано мировым сообществом.

Уже сегодня можно сказать, что решение референдума будет поддержано крайне слабо. У многих стран имеются «скелеты в шкафу», подобные Крыму: те же Шотландия и Каталония годами ведут борьбу за права автономии. Думаю, на широкую поддержку действий России рассчитывать не стоит даже в рамках СНГ.

Сейчас потеря Крыма Украиной – вполне очевидный факт. Полуостров уже не будет прежним, и либо станет полноценной автономией, либо будет присоединен к России. С точки зрения международного будущего нашей страны, безусловно, первый вариант выглядит предпочтительней…

 Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»:

 – В Америке и в Европе понимают: если в Крыму пройдет референдум, и по его итогам Россия начнет процесс присоединения полуострова к РФ (точнее, начнет и быстро закончит) – то создается коллизия, которая дипломатией действительно не решается. Россия в этом случае будет исходить из того, что Крым – это часть РФ, и о его судьбе разговора больше быть не может, только о судьбе остальной Украины.

Далее: http://expert.ru/2014/03/9/rossiya-ssha-kryimskij-krizis/

 
 
Рейтинг@Mail.ru
www.cvetros.ru 2007г. Москва